Stranger to myself?
Хруст горящего дерева, крики, оставшиеся уже только лишь как эхо воображения, кровавое зарево от полыхающего под ногами города. Лис темно зеленой шерсти стоял на склоне холма и наблюдал за тем, как от еще утром живого и процветающего поселения людей оставались обугленные останки. Лар делал свою работу быстро, с хирургической точностью. Навык был отточен столетиями. Многие из тех, кто сегодня не ушел отсюда, умерли быстрее, чем успели что либо почувствовать. Это — единственное, пожалуй, что он мог для них сделать, не выходя за рамки данного Мастером поручения. Те, кто смогли убраться — счастливчики, но ему и не говорили гнаться за беглецами.
Сбор душ — столько, сколько удастся собрать. Самый, пожалуй, отвратительный тип поручений от Мастера. Убивать по одному — удовольствие не из приятных, но когда разом, массово всех без разбору... И ничего с этим не поделать. Лучше он, чем Мастер сам пойдет с ним на поводке. Тогда выживших точно не будет, да и земля останется потом черной и мертвой, где еще пару веков ничего не будет существовать...
Сколько еще ему это все удастся в себе терпеть? Сколько еще бессмысленных, с его точки зрения, жертв будет сделано его руками? Лис держал перед собой ладонь, вокруг которой вихрились светлые, почти что по ангельски белые «светлячки». Души. Две тысячи четыреста сорок две души. Наверняка, существенно больше «плана», но другого выхода не было.
Он поморщился, закрывая ладонь в кулак и закрывая глаза, чувствуя, как души разом входят в него, отправляются в «хранилище», из которого они потом будут извлечены Мастером... Как бы он хотел их всех просто сейчас выпустить. Упасть на колени, заплакать, молить прощения каждую из них по отдельности, что обрекает их не просто на гибель, но на существование в таком состоянии, пока они не будут поглощены Мастером во время его какого-нибудь эксперимента без шанса на возрождение. Можно было сколько угодно себя оправдывать, но по существу он — монстр. Если бы тогда он не сказал «Да»... если бы не проявил малодушие... Впрочем, что толку теперь.
За семьсот лет он совершил около сотни попыток бегства или покушения на жизнь Мастера. Все тщетно. Мастер видит все его глазами, знает его мысли и желания, имеет полную власть над его телом и душой. Он может убить его, затем вернуть к жизни обратно, сделать беспомощным или наделить невероятной силой. Лар — всего лишь инструмент в его руках, а мастера своего дела знают, как держать свои инструменты в надлежащем состоянии...
И ничего с этим нельзя сделать. Мастер всегда на шаг впереди, всегда готов к любой попытке... Если бы можно было только взять в долг хотя бы час у Времени...

@темы: Ларстейн (персонаж)